Наши статьи

12 мая 2011 года

Журнал “Вопросы новой экономики”, май 2011 г.: GR-технологии на службе IT-компании

Описаны схемы взаимодействия технологических компаний с органами власти. Government Relations (GR) осуществляются с целью оказания влияния на решения властей, получения паблисити, сопровождения участия компании в государственных тендерах. Для крупного российского бизнеса это направление становится важным инструментом продвижения.

Ключевые слова: Government Relations, лоббизм, информационные технологии, телекоммуникации, продвижение технологических компаний, участие в тендерах, PR-продвижение, взаимодействие с профессиональными ассоциациями.

The article describes patterns of interaction of technology companies with government authorities. Government relations aim at effecting authorities decisions, gaining publicity, supporting the company participation in public tenders. This direction is becoming an important promotion tool for large Russian businesses.

Key words: Government Relations, lobbyism, information technologies, telecommunications, marketing of technology companies, bidding, PR promotion, interaction with professional associations.

Основные направления GR-деятельности

Government Relations (GR, дословно: взаимодействие с органами государственной власти) – это деятельность специально уполномоченных сотрудников крупных коммерческих структур (GR-специалистов) по сопровождению деятельности компании в политической среде.

Классическими объектами Government Relations являются исполнительная и законодательная ветви власти. Как отмечает Е.А. Махортов, “в настоящее время становится очевидным, что судебная власть так же является объектом воздействия. Выбор объекта для GR-специалиста определяется характером поставленных задач и кругом вопросов, которые относятся к компетенции того или иного органа власти” (Махортов Е. А. Что такое GR? // Портал Lobbying.ru, http://lobbying.ru/index.php?article_id=2851).

С точки зрения технологической (как, к слову, и любой другой) компании есть три основных направлениях GR-деятельности.

Во-первых, это оказание влияния на решения властей (внесение изменений в законодательство, получение тех или иных преференций, налоговых льгот и т.д.).

Во-вторых, получение паблисити за счет контактов с органами власти. К примеру, посещение президентом России Дмитрием Медведевым офиса “Лаборатории Касперского” в июне 2009 года вызвало большой интерес СМИ и блогеров. Экскурсию по компании для президента провёл ее глава Евгений Касперский (http://президент.рф/news/4508). Как сообщалось в официально пресс-релизе, глава государства осмотрел серверную комнату, где производится автоматический анализ новых вирусов, хранятся исходные тексты программных продуктов, рассылаются обновления антивируса по всему миру. Затем президенту показали “железную комнату” – место изучения вирусов и тестирования антивирусных программ для мобильных телефонов. В помещении вирусной лаборатории Дмитрий Медведев наблюдал за работой специалистов, проводивших проверку антихакерской защиты. Также он осмотрел учебный класс компании, где проходят обучение как представители фирм – партнёров “Лаборатории Касперского”, так и ученики школ, вузов, для которых читают курсы по компьютерной безопасности. В завершении осмотра Президент посетил отдел разработки новых программ.

Наконец, это получение госзаказов, сопровождение участия компании в тендерах, проводимых органами власти.

Отдельно можно упомянуть борьбу с конкурентами. Широко распространенным примером является обращение в Федеральную антимонопольную службу. Для вытеснения с рынка конкурентов могут привлекаться правоохранительные органы и т.д. (некоторые крупные российские компаний, оставаясь в рамках правового поля, ведут себя довольно агрессивно по отношению к конкурирующим структурам).

Лоббистская деятельность в США

В США, где лоббистская деятельность регламентируется законодательством, GR является более прозрачным. Так, недавно в США были обнародованы данные о том, сколько тратят американские IT-компании на продвижение интересов в правительстве (Подбронее см.: Мальцев В. Лобби-бар // Частный корреспондент. 2010. 18 июня. http://www.chaskor.ru/article/lobbi-bar_17997). Затраченные на GR суммы исчисляются миллионами долларов (примечательно, что даже банки США тратят на эти цели меньше денег). К примеру, Hewlett-Packard, только в первом квартале 2010 года выделила чиновникам 1,6 млн долларов. Компанию интересовала разработка документа, в соответствии с которым в США она создала бы единую компьютерную базу данных обо всех находящихся в стране иммигрантах, получивших разрешение на работу.

Компания Microsoft, опасаясь антимонопольного преследования, за отчетный период, потратила на GR 1,7 млн долларов. Google оказывала давление на федеральное правительство с тем, чтобы оно жёстче реагировало на события, связанные с цензурой в Китае, и это обошлось ей в 1,4 млн долларов. Oracle дала 1,1 млн долларов на урегулирование вопросов, связанных с поглощением компании Sun Microsystems. В России важные для компаний решения принимаются кулуарно, поскольку законодательство, регламентирующее лоббистскую деятельность, отсутствует. Весьма широко распространена точка зрения, что «всё сводится к взяткам, откатам, должностям чиновников в коммерческих структурах и оказании разного рода “услуг” и “социальной ответственности” (там же).

Предпосылки для развития GR в сфере высоких технологий

Говоря о GR-продвижении высокотехнологичных компаний, в первую очередь следует отметить телекоммуникационный бизнес. Наравне с топливно-энергетическим комплексом, металлургией, пивной и табачной отраслями, телеком является одним из наиболее “джиароемких” сегментов.

Руководитель Центра по изучению проблем взаимодействия бизнеса и власти Lobbying.ru П. А. Толстых объясняет это следующим образом: “В России есть несколько предпосылок для развития GR. Во-первых, отрасль должна быть с преобладающим числом иностранных компаний. К таким отраслям относится, например, пивная отрасль, где 85% контролируют иностранцы. Это табачная отрасль, где иностранные компании контролируют 90%, в телекоме тоже иностранного капитала достаточно. У иностранцев история GR-отношений насчитывает 50 лет и более. Поэтому, значительно опережая Россию, они более глубоко понимают, почему это важно и как это работает (аналогичная ситуация в нашей стране была с Public Relations)” (Здесь и далее цит. по книге Гуров Ф. Н. PR IT-компаний: российская практика. М.: Альпина Паблишерз, 2011. 141 с.). Донесение позиции страны до политической элиты иностранного государства так же может считаться GR-деятельностью (Махортов Е. А. Что такое GR? // Портал Lobbying.ru, http://lobbying.ru/index.php?article_id=2851).

Вторая предпосылка также очевидна. Отрасль должна отличаться повышенной государственной регуляторикой. В телекоммуникационной сфере сложились именно такие условия. Есть ограниченные ресурсы (частоты), есть федеральный закон “О связи”, который контролирует деятельность компаний”. В качестве примера можно привести компанию ТЕЛЕ2, которая, желая стать игроком национального масштаба, в течение продолжительного времени бьется за частоты.

В других сегментах IT-отрасли потребность в GR также высока. Например, интернет-бизнес, успешно развиваясь без вмешательства государства, заинтересован в сохранении статус-кво, дополнительные ограничения, связанные с регулированием Интернета, могут доставить игрокам серьезные неудобства. Разработчики программного обеспечения и системные интеграторы заинтересованы в получении налоговых льгот и т.д.

Для компаний, работающих в передовых, “прорывных” отраслях экономики необходим “правильный PR в органы госвласти”. Для инновационной компании важно быть в русле государственной политики, встречаться с профильными чиновниками, которые курируют отрасль, входить в экспертные советы при органах государственной власти.

Организация GR-деятельности в технологических компаниях

GR-деятельность начинается с глубокого и детального отслеживания политики властей в отношении интересующей компанию отрасли. Мониторинг необходимо осуществлять не на уровне, когда решение уже принято, а когда оно только готовится, когда зарождаются идеи, потому что тогда на них легче всего повлиять и донести свои интересы до властей. Это относится и к области государственных закупок, и к регуляторике.

Понимание процесса принятия решений и наличие инсайдеров в нужных структурах позволяют эффективно решать GR-задачи.

Участие компаний в различных экономических форумах (например, Петербургском международном экономическом форуме, или Инвестиционном форуме в Сочи), встречи с чиновниками, работа на публичных обсуждениях, в дальнейшем могут повысить капитализацию компании (к примеру, помочь победить в тендерах).

Компания также может выступить в качестве инициатора крупного проекта, предполагающего участие государства. К примеру, в мае 2010 года софтверная компания 1С попросила у государства 500 млн руб. на создание компьютерных военных игр-симуляторов. Предполагалось, что проект “позволит патриотически воспитать молодежь, модернизировать российскую экономику и даст отпор желающим фальсифицировать историю” (Костенко Н., Сальманов О., Игры- патриотам // Ведомости №80 (2598). 2010. 5 мая). В презентации, подготовленной Министерством связи и массовых коммуникаций РФ отмечалось, что из необходимых 720 млн руб. 200 млн будет потрачено компанией 1С, 20 млн – Ханты-Мансийским автономным округом РФ (одним из инициатором проекта). Остальные деньги Министерство запросило у Правительства.

Очевидно, что GR-деятельностью на постоянной основе может заниматься лишь достаточно крупная компания. “Аппетит приходит во время еды, – говорит П. А. Толстых, – Когда у тебя маленькая компания, GR вроде и не нужен. Но когда ты достигаешь оборота порядка 50 млн долларов, ты начинаешь задумываться о том, что экономические рычаги роста уже исчерпаны и пора бы уже подключить ресурсы политические. Например, влезть в гостендеры, стать крупным подрядчиком. И ты понимаешь что нужно “тусоваться” с органами госвласти, быть в мейнстриме обсуждения каких-то проблем и т.д. В этом случае акционеры задумываются о GR”.

Войдя в число лидеров рынка, компании претендуют на то, чтобы активно влиять на правила игры (громким примером являются попытки компании “Вымпелком” в 2003 году повлиять на закон “О связи” и ограничить деятельность профильного министерства).

Многие компании, приходят к внедрению лоббистской функции лишь после столкновения с препятствиями и ограничениями для развития бизнеса. “Какие бы красивые слова и весомые аргументы о пользе установления партнерских отношений компаний с органами власти лоббистских не приводились, необходимость формирования таких отношений осознается далеко не сразу, а решение поставить GR как бизнес-процесс дается после длительных размышлений”, – отмечает Е. Ю. Боброва (Боброва Е. Ю. Нужен ли Вам GR? // Stratagema.org, http://www.stratagema.org/publications/lobby/item_262.html. 2008. 22 апреля).

Следует обратить внимание читателей на заблуждение, связанное с тем, что взаимодействие с профессиональными ассоциациями может заменить GR-деятельность (Подробнее о взаимодействии IT-компаний с профессиональными ассоциациями см. Гуров Ф. Н. PR IT-компаний: российская практика. М.: Альпина Паблишерз, 2011. 141 с.). Отраслевые ассоциации редко отстаивают интересы конкретных компаний. Лишь после того как профессиональные лоббисты договорятся с чиновниками, для создания нужного PR-фона могут быть подключены профессиональные объединения. Для “легитимизации” решений, которые обеспечили лоббисты, могут даже создаваться “карманные” отраслевые ассоциации, поскольку чиновникам проще работать с ассоциациями, нежели с конкретной фирмой (то, что в этой ассоциации входит минимальное количество членов – это уже другой вопрос и об этом никто не вспомнит). Поэтому ассоциации следует рассматривать как один из прикладных инструментов, но не как самодостаточный канал взаимодействия с органами власти.

Исключение составляются ситуации, когда действия органов власти (или их отсутствие), наносят очевидных вред целой отрасли. В этом случае публичное письмо или заявление отраслевой ассоциации может привлечь внимание к проблеме. Так, в августе 2009 года крупнейшие производители и экспортеры софта России обратились к президенту РФ Дмитрию Медведеву с просьбой принять срочные меры по либерализации налогового режима для IT-отрасли. В адресованном господину Медведеву письме производители предупреждали, что из-за замены Единого социального налога (ЕСН) страховыми взносами IT-компании могут перенести производство в другие страны и перейти на “серые” зарплатные схемы. Письмо было подписано президентом некоммерческого партнерства “Руссофт” Валентином Макаровым, а также руководителями 15 крупнейших российских компаний, среди которых “Лаборатория Касперского”, ABBYY, Luxoft, Aplana и другие (Малахов. А., Производители софта потянулись на экспорт // Коммерсантъ № 159/П (4214). 2009. 31 августа).

Спустя год НП «Руссофт» и ассоциация “Отечественный софт” отправили совместное письмо Дмитрию Медведеву, жалуясь на “отсутствие адекватных мер по поддержанию индустрии разработки офшорного программирования” (Малахов. А., Фазлетдинова Д., Программное гособеспечение // Коммерсантъ № 159/П (4459). 2010. 31 августа).

В ведущих телекоммуникационных компаниях GR-деятельностью занимаются конкретные штатные специалисты. Как отмечает Е. Ю. Махортов, “GR-специалист работает на постоянной основе, получая фиксированную заработную плату, взбирается по корпоративной лестнице и отстаивает интересы одного заказчика – своей компании. Лоббист работает за гонорар и процент от сделки, обладает широкой сетью контактов в органах государственной власти. Наиболее эффективные лоббисты – бывшие чиновники или депутаты. Опыт работы на государственной службе позволяет изучить все тонкости принятия политических решений, психологии и особенностей коммуникации между чиновниками” (Махортов Е. А. Что такое GR? // Портал Lobbying.ru, http://lobbying.ru/index.php?article_id=2851).

При организации работы GR-департамента следует оценивать его экономическую рентабельность. Он должен не только окупать себя, но и приносить средства за счет полученных компанией преференций, госзаказов, формирования (в долгосрочной перспективе) нужного имиджа и т.д. При необходимости можно обратиться в одну из пока немногочисленных лоббистских фирм, которая поможет донести ваши интересы до органов власти, добиться конкретных результатов.

Небольшие технологические компании могут эпизодически решать те или иные GR-задачи. Предлагая своих представителей в соответствующие экспертные советы, пытаясь принять участие в мероприятиях, проводимых органами власти, возможно достичь положительных результатов, даже не имея нужных “инсайдеров” и не обращаясь к лоббистам. Однако, учитывая консервативность и неповоротливость российских чиновников, это следует расценивать скорее как везение. О создании профильных советов или комитетов широкое бизнес-сообщество зачастую узнает только по факту.

Подготовил Филипп Гуров

Если вам нужны GR-услуги, пожалуйста, ознакомьтесь с нашей информацией здесь.