Пресса о нас

18 марта 2016 года

Коммерсантъ

Может, договоримся

Политтехнологи считают самым эффективным способом выиграть выборы «элитные договоренности», а при ведении кампании предпочитают пользоваться традиционными инструментами. Об этом свидетельствует исследование «Инструменты избирательной кампании 2016. Взгляд профессионалов», проведенное комитетом по политическим технологиям Российской ассоциации по связям с общественностью (РАСО).

Как говорится в отчете (есть у «Ъ»), в исследовании приняли участие «ведущие российские специалисты в области электорального процесса, практикующие политтехнологи и политконсультанты». Общее число опрошенных — 101 человек. Опрос проводился в интернете с помощью сервиса SurveyMonkey, ссылки на него размещались в группах для политтехнологов на Facebook. "Мы выкладывали ссылку только в специализированных группах, поэтому, если и есть искажение выборки, то оно очень небольшое. 70% ответивших — члены комитета по политическим технологиям«,— заверил «Ъ» вице-президент РАСО Евгений Минченко.

Как следует из опроса, российские политтехнологи считают наиболее эффективным инструментом на выборах элитные договоренности (4,11 по пятибалльной шкале). Второй по эффективности считается полевая кампания «от двери к двери» (3,99). Далее идут «медийная кампания» (3,82), наружная реклама (2,92), прямая реклама в СМИ (2,89), использование социальных сетей (2,74), кампания в интернете (2,62). "Технологической революции на предстоящих выборах ожидать не стоит",— делают вывод в РАСО.

"Принципиальных различий в использовании инструментария политтехнологами разных политических сил не обнаружено«,— говорится в отчете. Впрочем, «это может быть связано с тем, что большая часть политконсультантов в РФ всеядна и работает с различными политическими силами», отмечают в РАСО.

Из современных технологий наиболее часто используемым инструментом в арсенале политтехнологов «по-прежнему остается SMM (использование в работе социальных сетей.— „Ъ“)». Чаще всего речь идет о «ВКонтакте» (3,21 по пятибалльной шкале), Facebook (2,9), «Одноклассниках» (2,69). В этой части «инструментарий технологов „Единой России“ и оппозиционных партий в целом» также «практически не отличается». "Активность оппозиции в социальных сетях является ситуативной и захватывает далеко не все площадки«,— говорится в исследовании. «Мифом является то, что есть технологически продвинутые представители оппозиции, которые используют новые методы, а есть парламентские партии, которые едут только на админресурсе,— отмечает господин Минченко.— Набор инструментов один и тот же».

При этом онлайн-фандрайзинг (сбор средств), «столь популярный в США, в России пока не прижился как в силу традиции, так и в связи с законодательными ограничениями», отмечают в РАСО. Как отметил Евгений Минченко, есть «развернутые материалы по каждой проблеме», упомянутой в исследовании, они будут использованы для первого номера журнала «Политические технологии».

Кроме того, в отчете используются данные агентства «Гуров и партнеры», которое выпустило рейтинг эффективности присутствия российских партий в интернете (оценка производилась по параметрам информационной открытости, интерактивности и технологичности). Среди лидеров рейтинга «Единая Россия» (около 76% по 100-балльной шкале), «Яблоко» (73%) и ЛДПР (71%).За ними идут КПРФ (70%) и «Справедливая Россия» (67%).

Таисия Бекбулатова