Пресса о нас

23 марта

Медиапроект s-t-o-l.com

Свобода вырывается из сети

Чтобы войти в интернет на Кубе, вам потребуется официальное разрешение. При этом родиной цензуры в глобальной сети является отнюдь не «остров свободы» и даже не Китай с его «великим файрволом», а США.

В 2018 году число пользователей интернета превысило 70% населения земли. Глобальная сеть, по сути, стала основным источником информации для большинства людей, обойдя по охвату аудитории печатные СМИ и телевидение. Стоит ли контролировать неиссякаемый поток данных, проходящий через интернет ежедневно, и возможно ли это? А может быть, это пространство свободы, которое нужно поберечь от контролёров? Корреспондент «Стола» изучила историю вопроса и сравнила опыт разных стран.

Родительский фильтр

Доподлинно неизвестно, когда возникла идея фильтровать информацию для общества. Но ещё в Древнем Риме власть понимала, что настроения граждан можно и нужно контролировать посредством правильно поданных новостей. А это и есть цензура — государственный контроль за информацией с целью не допустить распространения нежелательных, с точки зрения власти, идей и сведений.

Считается, что в тоталитарных государствах надзор власти за мнением и суждением носит репрессивный, карательный характер. А в демократических используется в исключительных случаях — когда информация несёт угрозу обществу.

Однако впервые о цензуре в интернете заговорили именно в демократической стране, какой себя называют США. Родители озаботились неприличным контентом некоторых сайтов и с целью оградить от него детей и подростков обратились за помощью к властям.

В итоге в 1996 году был принят закон, запрещающий размещать в сети непристойности и оскорбительные высказывания. Однако вскоре запрет пришлось отменить, потому что он противоречил Конституции США, которая даёт полную свободу мнений независимо от их формулировок.

Впрочем, пример США скорее исключение, чем правило. Такое понятие, как «свобода слова», очень условно. Контроль за потоком информации в интернете осуществляют многие страны, даже самые либеральные. В основном это ограничения, связанные с пропагандой насилия, возрастные ограничения на информацию сексуального характера.

Многие компании разбогатели на разработке специальных программ, избирательно блокирующих web-сайты

Но если с печатными СМИ все просто, то с интернетом намного сложнее. Для него не существует международных границ. Глобальная паутина охватывает все страны. Из любой точки мира можно зайти на любой сайт. При этом в одних странах запрещено то, что разрешено в других.

Но рычаги воздействия все же найдены — как на государственном, так и на негосударственном уровне. Многие компании разбогатели на разработке специальных программ, избирательно блокирующих web-сайты. Причём разработчики стараются избегать слова «цензура» с его негативным оттенком и говорят о «фильтрации», «родительском контроле», «безопасном поиске».

Государство принимает эстафету

В ряде стран интернет проходит через государственный фильтр. Наиболее жёсткий контроль в следующих странах:

  • Китай. Под запретом оппозиционные политические мнения, вопросы независимости Тайваня и Тибета, новостные и почтовые серверы Google — Google News и Gmail.
  • Узбекистан. В первую очередь блокируется доступ к web-сайтам запрещённых исламских течений, а также к свободным от цензуры медиаресурсам.
  • Иран. Не приветствуется контент на персидском языке, сайты различных сексуальных меньшинств, фильтруются сайты с политическим контентом, в частности, обсуждающие защиту прав женщин.
  • Куба. Тут вообще доступ к интернету без официального дозволения невозможен. А разрешение чаще получают лишь медработники и некоторые другие специалисты.
  • Северная Корея. Интернетом люди пользуются, но весь контент строго фильтруется.
  • Саудовская Аравия и Арабские Эмираты не допускают к порнографическим сайтам, фильтруют темы казино, наркотиков, искажённую трактовку ислама.

Свобода без границ в интернете доступна лишь в единичных странах

Во многих странах Запада — Франции, Германии, Великобритании, в США блокируется доступ школьников и студентов к сайтам, пропагандирующим неонацизм, неофашизм, расистские и антисемитские настроения, а также порнографию. Ведётся строгий контроль за нелегальными сайтами, особенно с детской порнографией.

Свобода без границ в интернете доступна лишь в единичных странах. Не ведут интернет-фильтрации в Киргизии, лишь косвенное блокирование осуществляется в Белоруссии.

Как исчезала свобода в России

Несмотря на то, что интернет-ресурсы контролировать технически довольно сложно, государство пытается диктовать свои правила с начала появления Рунета. Цензура ужесточается ежегодно.

По данным правозащитной организации «Агора» за последние 10 лет зарегистрировано:

— 1449 случаев уголовного преследования за онлайн-активность;

— более 200 случаев угроз интернет-журналистам и блогерам;

— было вынесено 98 приговоров с лишением свободы.

Особенно ситуация ухудшилась в 2017 году. «Агора» отметила, что в этот период ежедневно блокировались 244 интернет-страницы, каждую неделю выносился приговор к лишению свободы. Было отмечено 115 706 фактов ограничения деятельности в интернете. Из них 110 тыс. привели к блокировке и изъятию информации на разных основаниях.

По источникам государственного проекта «Роскомсвобода» в чёрный список за 10 лет попали более 10 миллионов интернет-ресурсов, и 7 миллионов из них — только за последний год.

Законодательная база для этого в последние годы была создана внушительная.

В 2012 году был принят жёсткий закон, позволяющий закрывать сайты без суда, если на их страницах есть пропаганда наркотиков, детская порнография или призывы к суициду (в том числе в комментариях пользователей). Критики этого закона утверждают, что он часто используется для борьбы с неудобными для власти сайтами, помогая устанавливать политическую цензуру.

Параллельно с этим законодательным актом в 2012 году появился закон о клевете, предполагающий уголовную ответственность журналистов и интернет-пользователей за оскорбление политических деятелей. «Оскорбление» при этом понимается довольно широко.

Свободы в Рунете с каждым годом становится все меньше, и эта тенденция будет продолжаться

С 2014 года Минкомсвязи обязало провайдеров предоставлять ФСБ информацию об интернет-трафике. Таким образом служба безопасности получила доступ к IP-адресам, учётным записям и другой личной информации.

В начале 2014 года также вступил в силу закон, разрешающий по требованию Генпрокуратуры (опять же, без суда) закрывать сайты, которые призывают граждан к массовым беспорядкам.

В конце 2017 года был принят закон о запрете использования VPN-сервисов, позволяющих выходить в сеть анонимно.

Свободы в Рунете с каждым годом становится все меньше, и эта тенденция (судя по прошлогоднему указу президента о развитии информационного общества) будет развиваться. Главной проблемой принятых законов можно считать расплывчатость формулировок, которая позволяет использовать многие законодательные акты для подавления инакомыслия и политических репрессий. Возможность принимать решения о закрытии сайтов без суда приводит к тому, что владельцы ресурсов соглашаются на любые условия, превращая интернет в средство тотального контроля общества.

Так нужен ли контроль?

Филипп Гуров, PR-агентство «Гуров и партнеры»: «В определённых рамках цензура в интернете необходима. Если контент нарушает законодательство, он должен быть удалён или заблокирован. Это могут быть призывы к насилию или самоубийствам, другие материалы, призывающие к нарушению закона, детская порнография и т. д. Однако в нашей стране цензура иногда превышает разумный уровень. Начавшиеся четыре года тому назад блокировки СМИ Роскомнадзором без судебных решений выглядят со стороны как политически мотивированные. Не вижу логики в блокировке сайтов, посвящённых криптовалютам, и других подобных действиях. Некоторые законодательные инициативы выглядят крайне непрофессионально. Показательный пример — Федеральный закон № 97. Спустя три года некоторые положения „закона о блогерах“ были отменены, но за это время закон успел причинить заметный ущерб».

Полемика вокруг интернет-ограничений, наверное, никогда не прекратится. Всегда будет кто-то за, а кто-то — против. Противники цензуры в интернете аргументируют это тем, что с увеличением числа запретных тем растёт пропасть между властью и народом; в ограничении доступа к мировым знаниям тоже нет ничего хорошего. Да и «пар выпускать» лучше в соцсетях, а не на улицах.

Опросы показывают, что сторонники интернет-фильтра преобладают. По их мнению, всемирная паутина становится очень опасна, если в ней нет контроля и правил. Особенно боятся приверженцы цензуры информационных войн, мошенничества и искажения моральных устоев.

Цензура так и останется дубинкой в руках государств против своих народов

Помимо этого, многим явно не по душе, когда при поиске детских фильмов «выскакивают» совсем не детские видеоролики. Или когда в соцсетях высказывания людей пестрят нецензурными словами.

Александр Батов, политическая партия РОТ ФРОНТ: «Цензура — это инструмент. Всё зависит от того, в чьих руках она находится. В нашем государстве интернет-цензура откровенно служит интересам правящей группировки. Она используется как дубинка для борьбы с инакомыслящими. Более того, граждан усиленно дрессируют, вколачивая им мысль о необходимости расстаться с анонимностью. В этом смысле показательно нашумевшее дело Богатова, которого линчевали за установку на компьютере выходного сервера Tor. Проблема цензуры в интернете не является самодостаточной. Она производная от более общих вопросов: проблемы существования гражданского общества, проблемы сознательного регулирования интернета в интересах общества, проблемы экономического лоббирования в интернете. Я думаю, при нынешнем общественно-экономическом строе решить все эти вопросы не удастся. Цензура так и останется дубинкой в руках государств против своих народов».

Нужна ли цензура или нет, в каком виде она идеальна — мнения всегда будут разными. Наверное, истина всегда недостижима и находится где-то рядом.

Примечание редакции. Употребление слова «цензура» в данной публикации не претендует на терминологическую точность (предварительный госконтроль различных видов информации), а отражает устоявшееся в обиходе представление о цензуре как госконтроле, направленном на ограничение свободы слова.